Море волнуется - раз...

Крым республика, Феодосия

Описание:
Севастополь - это вовсе даже не Крым. И тем более - не Украина. Севастополь - это анклав. Чей и где - а кто его разберет. России ли в Украине (точнее наших моряков в ихних гаванях), Украины ли у нас (то бишь некогда советских водников в некогда опять же советских бухтах) - то есть большая загадка.

Как и во времена героической обороны, с берегов Корабельной по утрам далеко раскатывается мощное матросское \"... а-а-ась, ... а-а-ась, ... а-а-ась!\". Как и полтора века назад зорко взирает в Графской пристани на город смоленчанин Нахимов. А между ним и Северной все это время шустро снуют местные плавсредства - вольные ялики, управляемые отставными матросами, во времена Льва Толстого и переполненные морские трамвайчики сейчас. - Шестьдесят копеек проезд, шестьдесят копеек, - объявляет на Северной шустрый малый с билетами до Графской. Кораблик уже набился до отказа. Втиснуться в него можно только вытянув руки вверх и выпустив из груди воздух. Но народ подпирает еще. Наконец, закрывающийся борт вдавливает внутрь последнего из пассажиров, трамвайчик дает гудок и пытается оттолкнуться от прикрученных к пристани покрышек. Наконец, это ему удается и, побарахтавшись некоторое время на одном месте, утрамбованное севастопольцами судно смело выползает в главную бухту города-героя. \"Кажется, где-то здесь русские затопили свою эскадру, спасая город от турок и англичан,\" - совсем некстати всплывают в памяти азы военно-морской истории. С опаской гляжу на лица пассажиров. Но те не выражают ни тени страха - видно верят, коль \"Памятник погибшим кораблям\" в Севастополе уже имеется, стало быть, никаких ЧП на воде здесь больше не произойдет. И точно - через пятнадцать минут, перевалившись через скопище волн, катерок, как ни в чем не бывало, тычется носом в бетонные причалы Графской. И ты чувствуешь себя, сходя на берег, по меньшей мере, Магелланом, впервые обогнувшем на деревянном шлюпе мыс Горн. Переправа с Северной в город была, есть и, очевидно, еще долго пребудет главной севастопольской достопримечательностью. Если не сказать - всей Крымской. И всего-то за 60 украинских копеек... Нет, есть, конечно, и другие - как же им не быть в славном-то городе моряков.

Знаменитая панорама, например, по 8 гривен (гривна - примерно 6 рублей) с иностранцев и по 4 гривны с украинцев. Судя по тому, что все граждане России тайно покупают 4-гривенные билеты и вахтеры этому не препятствуют, то отсюда легко заключить: россияне для севастопольцев все-таки соотечественники. Однако в знаменитом Аквариуме, где трудился сам Миклухо-Маклай, никаких скидок нет. Зато пожилая кассирша за те же 8 входных гривен может выписать не один, а целых два билета. \"Никак опять для россиян поблажка\", - успеет промелькнуть счастливая мысль. Однако, лишь на секунду. \"Что вы, - машет руками аквариумная белетерша, - это она просто ошиблась. Надо бы вернуть\". Вновь шагаю к кассе. Возвращаю \"выигрышный\" билет и отправляюсь, наконец, смотреть заморских рыб - в Черном-то море они, судя по всему, вовсе перевелись. Во всяком случае, в местных кафе подают явно не местного улова запеченного в сметане судака. Из своих же морских глубин рыба к Севастополю видно подплывает редко - вот и развлекают посетителей севастопольского Аквариума все больше камчатские крабы, амазонские пираньи, галапагосские черепахи, и только где-то на самых-самых задворках экспозиции скромно ютится серебристая черноморская кефаль.

В Севастополе - проблемы с экологией. Местные депутаты пугают народ мазутом с российских военных кораблей, который почему-то изливается из наших эсминцев с периодичностью, точно повторяющей периодичность предвыборных компаний в Верховную Раду. Российский военный мазут - безотказный механизм для местных депутатов в набирании политических очков. Правда, иногда и он дает досадный сбой. Как, например, в этом году, когда самое теплое море в Крыму, как назло, оказалось именно вблизи Севастополя, куда и хлынули из замерзающей Ялты и Алушты многочисленные туристы. Они-то, собственно, и испытывали на прочность миниатюрные морские трамвайчики, яростно шныряющие по многочисленным севастопольским бухтам. - Не давите, не давите! - громко командовал напирающей толпой билетер на Графской. - Больше мест нет, - тыча в наглухо забитый кораблик, смело осаживал толпу работник пристани. Но толпа упруго сжималась. Точно белогвардейцы перед отправлением последнего корабля на Константинополь, пер и пер народ на еще не подошедшее с Северной стороны судно. Кто смело перепрыгивал по нависающей над волнами арматуре. Кто лез на крышу и через нее уже сигал на причал. Кто просто буром ввинчивался в толпу, якобы ускоряя таким образом ее движения. Хотя кораблик еще пыхтел далеко на подступах к Графской, но очередной героический штурм его уже вот-вот должен был начаться. \"Не может быть, чтобы при мысли, что вы в Севастополе, не проникли в душу вашу чувства какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах\", - написал когда-то Лев Николаевич Толстой. Полностью с ним согласен... Алексей Мельников.

Алексей Мельников
05.05.2004 12:41:43


Оставить отзыв