По Приволжскому ФО (07.12 - 12.12.2008г). Часть 1

Челябинская область, Магнитогорск

Описание:
Синоптики говорят, что такого тёплого начала зимы на Южном Урале не было 120 лет. Шутка ли, завершается первая декада декабря, а мы вообще ещё не видели снега. Бесснежный ноябрь в наших краях не редкость. Бывает, до Нового Года только припорошит слегка и всё. Но морозец то стоит всегда, -10, -15, а то и все -20. Но что бы выше ноля!!!? Это нонсенс. А нынче ПЛЮС ДВА!!! Вот так зима! Ну и нашим легче, может не так скользко будет. И конечно, у природы нет плохой погоды. Лично я рад такой затянувшейся осени. Учитывая то, как уходила прошлая зима, то мы заслужили её отсрочки на этот раз. Половина восьмого утра, я уже выезжаю за пределы Магнитогорска, и беру курс на север. Сегодня я планирую как можно ближе подобраться к Красновишерску.
Восемь утра, а за бортом хоть глаз выколи. Всё правильно, скоро вообще будет самая длинная ночь в году. За Верхнеуральском наблюдаю некое свечение прямо в поле. Приглядываюсь, и точно, степь горит. Вот так да, это в декабре то. Не в весенний сухостой, не в летнюю жару, а зимой. Да, чудны твои деяния, Господи.
Трасса Верхнеуральск - Карагайка.
В голове крутятся слова песенки из моего детства, тогда армия была в почёте, человек в форме вызывал уважение, а я тайно бредил армейской романтикой, афганом, «…мы выходим на рассвете…». Сейчас они особенно в тему, ведь рассвет уже всё заметнее.
Странная была та война, десять лет отправляли ребят на бойню во имя имперских геополитических амбиций. За десять лет ни одного Матросова, или Мересьева, супер героя войны. Зато наверно в каждой школе вспоминают своего Евгения Алиханова. А в стране к каждому «афганцу» относятся с не меньшим уважением, чем к тем же Матросову и Мересьеву. Это были те самые наши герои детства, простые ребята живущие рядом. Я помню, как на школьных военных сборах вечно пьяные, волочащиеся за поварёшками «афганцы» щедро делились с нами жизненной армейской мудростью, вызывая восторг и безмерный почёт. А зажравшиеся военруки со звёздами на погонах оставались слабой тенью на фоне пацанских кумиров.
Спасибо тебе, Господи, за то, что ты подарил нам эти чудесные тёплые деньки в начале зимы. За то, что осень несколько задержалась. Задержалась вместе со своими серо - буро - коричневыми красками, которым восход придал необыкновенные оттенки в стиле фэнтази. Таких красок в природе я ещё не видел, и даже взял эти цвета в качестве основных на главной странице этого сайта.
Я проехал Карагайский бор, оставил позади райцентр Уйское. К этому времени уже рассвело окончательно. В Кундровах свернул на, лево в сторону Миасса. Здесь степь закончилась, и начались шикарные хвойные и смешанные леса.
Вскоре дорога упёрлась в трассу М5, и я свернул на лево в сторону Златоуста. Этим маршрутом мы ездили с Егором год назад, тогда возвращались из поездки в Кунгурскую ледяную пещеру. Поэтому состояние дороги до Кунгура не вызывали у меня ни каких опасений. За Миассом М5 входит в горные районы Южного Урала, и начинает петлять по неровностям его хребтов, то взмывая на вершину перевала, то спускаясь вниз к руслам горных речек.
М5.Миасс - Зюраткуль
Очень необычно выглядело небольшое озерцо, затерявшееся в горах на трассе между Миассом и Златоустом. В зеркально – ледяной глади, отражалось небо, а между белыми стволами берёз рассыпались чёрными точками букашки-рыбаки. И ни капельки снега.
Может потому что было воскресенье, или потому что утро, а может из-за кризиса, но «пятерка» не была забита фурами. Движение по федеральной трассе не вызывало особых осложнений, что позволяло в полной мере насладиться горными красотами. Урал это безмятежное спокойствие, седая мудрость, степенное величие, полёт души, радость, любовь, палитра красок, палитра эмоций, сплошной позитив, в общем Moby.

Первый раз в году снег я увидел лишь на перевале в районе Златоуста, где и остановился на смотровой площадке немножко перевести дух и размять косточки. Отсюда открывается вид на часть города. Многочисленные проезжающие повязывают на этом месте ленточки на деревья, наверно, для того чтобы опять сюда вернуться. А кто-то даже повязали лифчик, непонятно на что при этом надеясь. И все эти ленточки возглавляемые чёрным лифчиком довольно пёстро смотрелись на фоне унылой серости леса. Но самым ярким пятном оказалась, конечно же, моя «пожарка».
Оставшийся отрезок трассы М5 пролетаю на одном дыхании, и вскоре вижу указатель на природный парк Зюраткуль, за которым возвышается стела города Сатка. Здесь я покидаю федеральную трассу и сворачиваю на право в направлении этого старинного Уральского городка.
В прошлый раз с Егором мы пролетели Сатку насквозь, особо не задерживаясь здесь. Но теперь ведь воскресенье и торопиться мне некуда, докуда доеду – дотуда доеду. Принимаю решение остановиться в историческом центре города, тем более, что выглядит он вполне достойно. С давних пор берега бурной реки Сатка и горы западного склона Урала — Зигальга, Нургуш, Зюраткуль, Лукаш служили убежищем старообрядцам, имевшим здесь свои скиты и потаённые моленные. Отсюда и появилась ещё одна экзотическая версия появления названия города. На санскрите корень Сат, словари трактуют как «бытиё, чистое существование, всё что истинно, справедливость…», коротко говоря — место для праведной жизни.
Здесь старинные особняки в стиле Петербуржских дворцов со знакомыми львами, изразцами и гипсовыми фигурами соседствуют с образцами военной техники, строениями сталинской эпохи, и указывающей дорогу в светлое завтра фигуры Вождя трудового народа. На фоне советских пушек и танков, выделяется свежевыкрашенное фашистское орудие с характерным крестом на экране. Над всем этим великолепием возвышается чёрная громадина доменной печи Саткинского метзавода, дополняя собой картину полного смешения стилей.
А ещё не смог я проехать и мимо городского пруда, который как то горное озеро, в ледяном зеркале которого отражается вся прибрежная жизнь. И город, и завод, и замечательная уральская природа окаймляют это ледяное царство с букашками – рыбаками на своём теле.

С приподнятым настроением покидаю этот симпатичный рабочий городок, поднимаюсь на Сулейский перевал. Вот уже осталась позади станция Сулея, за которой трасса петляет по посёлку Межевой, расположенным в очень живописном месте на берегах реки Ай.
Межевой
По эту сторону хребта как-то стало тускло вокруг, исчезло солнышко, небо затянула серая пелена туч. За Межевым трасса вышла на равнину, и пересекла границу Башкирии. Тебя фиг объедешь родной Башкортостан. А я тем временем всё дальше углублялся на север, теперь уже по западному склону Урала.

В этом году я тоже проезжал по этому участку трассы. Тогда по пути в Красноярск мне пришлось ехать из Уфы в Екатеринбург, и мой маршрут пересекал участок Сатка – Месягутово. Тогда я выехал в районе деревни Тугузлы и в Верхних Кигах ушёл на Новобелокатай. На пригорке у посёлка Верхние Киги обращает на себя внимание бронзовая фигуры женщины. Интересно, во имя кого или чего возвели этот монумент, что символизирует эта женщина? Неужели саму Башкирию?
Сам Верхнии Киги довольно старый посёлок, ровесник Питеру. Во времена активной промышленной колонизации Урала он уже существовал. А горнозаводское дело стало толчком к активному заселению не только всего Урала, но и Башкирии. В этом отношении тогдашний командир Оренбургской комиссии И.И. Неплюев оказал краю огромную услугу. Вопреки мнению берг-коллегии, Неплюев настоял, чтобы горнозаводское дело в Башкирии было предоставлено частной предприимчивости и чтобы казна от него совершенно устранилась. Мероприятия Неплюева привели к блестящим результатам. . К 1760 г. в Башкирии действовало уже 28 заводов, в том числе 15 медных и 13 железных, а население их доходило до 20000 душ муж. пола. Всего же к этому времени пришлого населения насчитывалось в Башкирии 200000 душ обоего пола.

Даже на этой, находящейся в стороне от основных магистралей трассе Р350 попадаются всё те же космические дальнобойщики из Дагестана на своих древних сенокосилках. Всё-таки, что же они развозят по городам и весям огромной федерации.
Селение Большеустьикинское на этот раз обходить по окружной не стал, помятуя прошлогодний опыт. Не могут десять километров в асфальт закатать. Зато в поселке асфальт есть, поэтому основной поток и направляется через жилые районы. Зато на выезде находится чудесный сосновый бор, в котором уютно расположилась беза отдыха. А затем закончился и сам Башкортостан, а я въехал в следующую Свердловскую область.
Вот интересно, почему, как только пересекаешь границу очередного субъекта, как правило, меняется и обстановка. И я не говорю только о качестве асфальта, здесь как раз всё понятно. Но ландшафт, природа, погода, наконец… Разве эти границы не случайны? Кто и как их чертил? Интересный вопрос, обязательно как-нибудь займусь его изучением.
Вот и теперь, первое что бросилось в глаза, это гораздо большее количество снега покрывшего поля. Появилась слякоть на дорожном полотне, и пошёл мокрый снег. В эту зиму я первый раз вижу как идёт снег. Впрочем он скоро закончился, а наполнившее всё небо свинцовая тяжесть густых туч осталась.
Р350.Месягутово - Красноуфимск
Красноуфимск оказался погружен в грязевую жижу. Поначалу у меня возникла идея остановиться здесь, погулять по историческому центру, сходить к довольно симпатичному храму. Но уж больно грязно в этом маленьком городке. Так наблюдая за жизнью малюсенького провинциального городка из окна своей машинки, я пропетлял его насквозь и выехал с северной стороны.
Красноуфимск
На участке Красноуфимск – Ачит движение более напряжённое, чем на предыдущих отрезках. В Ачите сворачиваю на лево, на трассу Р242 Екатеринбург – Пермь. Двигаюсь теперь в северо-западном направлении, держу курс на Кунгу. Трафик на этой трассе заметно выше, и не мудрено, одно из основных направлений традиционно загружено. Где-то километров через тридцать после Ачита начинается Пермский край.
Здесь дорожная обстановка ещё ухудшается, теперь приходится бороться и с грязью на стёклах и с грязевой взвесью над дорогой. А ещё в низинах начал скапливаться туман. Всё это в купе с плотностью движения, и с многочисленными ментовскими засадами не даёт расслабиться.
Облегчение пришло только после того как я свернул на Кунгур. Вперые здесь мы побывали с Егором год назад, но тогда нашей целью была ледяная пещера. А сам город мы проехали без остановок, но успели заметить, что он имеет в своём активе кучу достопримечательностей, заслуживающих пристального внимания. Первым делом я остановился возле красивейшего Никольского храма, расположенного возле Кунгурской тюрьмы.
Бесспорно, величественное сооружение! А дальше случилось непредвиденное, в фотоаппарате сели аккумуляторы. Ещё и темнеть начало. Короче принимаю решение не задерживаться в этом замечательном городе, а его исследование оставить до следующего раза. А раз так, то, не теряя времени, направляюсь к выезду в северной части города, и выскакиваю в направлении Чусового. Данная трасса имеет литер Р343 и тянется до Березняков, мне нужно проехать её целиком. А вот на участке Кунгур – Чусовой у меня сегодня дебют, и в каком состоянии здесь дорожное полотно придётся испытать на себе. Где- то к середине участка начались леса, и стемнело уже окончательно. Асфальт оказался на четвёрку с минусом или на тройку с плюсом, в общем-то, более-менее нормальное состояние, правда то и дело проскакивали выбоины. Начал моросить мелкий дождик, а ближе к Чусовому стали усиливаться туманы, и подниматься из низин выше. А я уже спускался к огням города металлургов Чусовому.
По указателям на Качканар проезжаю его насквозь с юга на север, и на северной окраине начинаю подъём. Дело в том, что Чусовой находится как бы в котловине, окружённый не высокими грядами Среднего Урала. По мере подъёма туман становится всё гуще. Вскоре уже и не понять туман ли это или смесь из дымов и собственно тумана. Впереди всё плывёт, уже не видно носа капота, ориентироваться приходится по встречным машинам и по попадающимся ещё фонарям. Впереди замаячили два проблесковых маячка патрульных машин. Проезжаю мимо и вижу, что в обочину ушёл какой-то бедолага, а высота приличная. Крадучись обхожу их, кроме противотуманок включаю и аварийку и врубаюсь в мрак. Всё, приехали туман уже за лобовым стеклом, он такой густой, что и ехать становится опасно, не понять куда, вокруг пелена. Ёёёёжииик!!! Лооошааадкааааааа! Минутное замешательство. Но стоять нельзя могут догнать, нужно двигаться. И вдруг на встречу огоньки, кто-то крадётся с той стороны вселенной. Хороший ориентир, еду навстречу. Всё участок пройден. Туман не рассеялся, но по крайней мере не такой уж густой, передвигаться можно. В том месте походу смешавшись в дымами металлургического завода, он стал совсем непроглядным. Вскоре добираюсь до развилки. На прямо уходит трасса на Качканар, а мне нужно прямо на Гремячинск. Дорога вновь потянулась вверх, и въехала в полосу густого тумана. В это время суток он успел уже подняться довольно высоко. А учитывая что здесь трасса проложена в основном по вершине гряды, следует понимать что туман не исчезнет. Этот участок последний раз я проходил в мае 2006 года, и помню что асфальт здесь не лучшего качества. В общем до Соликамска дорогу я не осилю, нужно искать ночлег в многочисленных здешних угледобывающих городках. Первый из них Гремячинск проехожу в пелене тумана, она остаётся в стороне.
Вспоминаю, что в следующей Губахе, в прошлый раз я видел небольшую горно-лыжную базу. Точно, там то я найду себе приют. Ещё пятьдесят километров мучений по туману и я в Губахе.
Спускаюсь с гряды и вот он коксохимический завод, а не по далёку гороно-лыжная база. Удивительное соседство, не правда ли? А мне всё равно, бегу к сторожу, а нет ли свободных мест. Там чуть не плачут: всё свободно, снега нет, никак не можем начать горнолыжный сезон. Говорят, что два дня назад выпал обильный снег, и вот уже как два дня тает. Скоро Новый год, а склон ещё не начинал работать. База терпит убытки. И действительно к моему прибытию бортовой градусник показывал +1 градус. Время 20.00, встаю на постой. За день прошёл 877 километров, средняя скорость движения составила 75,3 км/час.
Читай далее:День второй. 08.12.2008г. Губаха – Соликамск – Красновишерск – Пермь.


Оставить отзыв